Ван Инхай

Ван Инхай (1925 — 2012 г.г.)

Ван Инхай, пятое поколение практиков Дайшисиньицюань. Деревенский житель уезда Цисянь в провинции Шаньси, родился в 1925 году. В пятнадцаnь лет начал изучать синьицюань у представителя четвертого поколения Дайшисиньицюань Учителя Дай Куя, всю жизнь занимался земледелием, был неграмотным, однако он полностью полагаясь на память запоминал от начала до конца наставления и овладевал наукой, все классифицируя, систематизируя по порядку . В 1984 году, учреждена ассоциация ушу уезда Цисянь провинции Шаньси, рекомендовала Учителя Ван Инхая помощником председателя. Начиная с восьмидесятых годов двадцатого столетия он познакомился со множеством воинских друзей, множество раз обмениваясь мнениями о воинском искусстве, неоднократно получая одобрение и похвалу. Во многих местах Китая он обменивался опытом и передавал воинское искусство. Перед его искусством преклонялись Японские мастера, называя «Последней тайной Ушу», «Абсолютно не потерявший прикладное умение воинского искусства».

Господин Ван Инхай с 15 лет следовал за своим наставником Дай Куем в деле изучения Синьицюань. С самого детства он имел хороший характер и эрудицию, но его семья была бедна и уже в 11 лет он был вынужден бросить учебу. Учитель Дай Куй уроженец города ЦиСянь, впала в порок курения опиума из-за чего материальное положение семьи сильно пострадало, он не имел жены и детей. Потерпев неудачу на семейном поприще, он передавал Синьицюань вне семьи. Ван Инхай, будучи очень бедным, не имел возможности ходить в школу на занятия, встретив Дай Куя обучался [у него] искусству кулака. Начав, Ван Инхай содержал учителя выполняя разнообразную мелкую работу, тихо следуя, изучал некоторые кулачные методы, достигнув почти 18 лет он начал малый бизнес, продавая тыквы и фрукты, увеличивая немного доход семьи и удерживая немного что бы помогать учителю и изучать искусство кулака. Его родители видели что он любит кулачное искусство и только. Занимаясь с учителем Дай Куем цюаньфа, [Ван Инхай ] был немало смущён многими правилами и требованиями, но не осмеливался расспрашивать о них. Но время от времени он что-то понимал (экспериментировал) и тогда спрашивал: «Учитель, вы можете дать мне книгу, где все описано по порядку?» Учитель отвечал: «Я разъясняю для тебя, а ты запоминай все тщательно, прогрессируй, прорабатывай и тогда не будешь страшиться утерять».
Передача традиции в семье Дай всегда велась изустно. Учитель Дай Куй твердо держался семейных наставлений – «лучше утерять, чем передать кому попало». В тренировках кулака, изучая позиции и гунфа, Ван Инхай проявлял уважение и искренность. Видя такое усердие, великодушие, верность и готовность молодого человека полностью посвятить себя учению, учитель Дай Куй начал учить его лично истинным методам. Синьицюань Ван Инхая именно так шаг зашагом, по капле, приобреталось. Учитель Дай Куй обращал особое внимание на почитание и уважение, на верность и преданность: «Один раз выбрал наставника — на всю жизнь обрел отца». В 1951 году учитель Дай Куй скончался по причине болезни, ему было 77 лет. Ван Инхаю тогда было почти 25 лет.

В этом году Ван Инхаю исполнилось 80 лет, но лицо его выглядит молодо, брови, усы и борода серебристы, уши не глухи, а глаза видят хорошо. Он ходит всегда пешком по дороге, походка его горда и непринуждённа, на едином дыхании поднимается на пятый этаж многоэтажного дома.

Ван Инхай
В первом ряду, второй слева — Ван Инхай
Его жена более неврозом, третий сын так же болен, поэтому он каждый день стирает одежду, готовит пищу, участвует в управлении домашним хозяйство. Непростые условия жизни по прежнему давят, но он все равно каждый день занимается кулаком, поскольку привык заниматься постоянно и он не собирается ничего здесь менять. Весной, летом, осенью и зимой он ежедневно по утрам встает с постели и идет заниматься на речную отмель, где царит идиллическая тишина. Тренируясь на песке речной отмели он продвигаясь вперед оставляет отпечатки от стоп, возвращаясь назад точно ступает в свои следы.

Он говорит: занимаюсь у реки, под открытым небом, в местности которая ровна, как будто паришь в вышине. Когда начинает идти снег, он, став утром с постели, берет с собой деревянный или металлический скребок, дабы расчистить себе дорогу в снегу до места тренировки. Во время когда он входил в в земледельческую общину, он ходил каждый день каждый день на работу без праздников и выходных. Выходя на работу с мотыгой и лопатой, в пути он в одну стороны просто шел, в другую сторону тренировался. Крепко держа в руке мотыгу, он подкидывал ее, тренируя верхний Цзибу, потом подбирал ее и снова подкидывал, тренируясь так раз за разом. В 60-ые годы семья не имела еды, лишь по вечерам дети немного кушали, он и сам голодал, занимаясь кулаком вместо наполнения живота. Перед сном на краю кана (отапливаемая лежанка) он тренировал кулак, а когда заканчивал, то ложился спать. Его второй сын Ван Чжунлянь с шести-семи лет гнался за отцом в изучении Синьицюань и к 20 годам уже овладел Дайцзяцюань в истинной передаче.

Во время, когда Ван Инхай состоял в сельскохозяйственной общине, он выходил на рынок, чтобы торговать дынями и плодами. Однажды, он с несколькими друзьями ушел продавать арбузы. Днем среди бела дня пришла шайка бандитов, захотевших съесть арбузы, не платя денег, говоря при этом, мол вечером придем к вам, чтобы хорошенько поесть.
Ван Инхай им и говорит: Эта встреча не предвещает ничего хорошего. И тогда компаньоны стали советоваться (обсуждать): «Вечером мы одним махом с ними справимся». Ван спрашивает: «А вы осмелитесь?» Они отвечают: «Осмелимся». Вечером эти же бандиты снова пришли, снова решили поесть и снова начали все хватать, дико и не обременяя себя оправданиями. Ван Инхай придвинулся ближе и применил Цицюань (поднимающий кулак) и, стащив на себя проходящего мимо бандита, сильно придавил. Причем сделал все это буквально одним единым движением. Бандиты, увидев такое проявление силы, поняли каким мастерством он обладал, испугались, стали уползать на карачках и быстро убежали. Ван Инхай оказался первым, кто проучил этих людей.

Когда Ван Инхай достиг средних лет, его обязанности перед семейством были очень тяжелы, в семье было четверо детей, вся семья зависела от него и нуждалась в поддержке. В период состояния в земледельческой общине, он довозил собственными руками до города в лавку на телеге более 300 цзиней (150 кг) плодов на продажу. В сезон между страдами (свободное время от сельскохозяйственных работ) для поддержки семьи он сплетал несколько корзин, больших корзин из бамбука или лозы и относил их затем на рынок для продажи. Так круглый год не имел ни одной свободной, праздной минуты. Но так же все это время он ни на миг не бросал настойчивых тренировок Синьицюань.

Ван Инхай, обучаясь синьицюань, полностью овладел навыками ВеньУ, переданным наследием воинского искусства старшего поколения. Он говорит « Человек не воспитывает, искусство воспитывает, человек имеет искренность, искусство имеет искренность, бедные могут научиться, богатые тоже могут научиться, только лишь не имеющие верность (справедливость, честность) пути не могут научиться». Он полагает, Воинское искусство неотделимо от семьи (семейных ценностей). Люди семьи Дай встречали не мало людей, но всегда строго придерживались кулачного принципа Синьи семьи Дай «Лучше утерять передачу, чем передавать кому попало», крепко придерживались правила «три передавать, три не передавать». Он верит в «Чжунхэ (серединную гармонию)», серьезно относится к гармонии слов, ясности мастерства, ясному озарению, полагая «Тренирующий Дэ процветает, тренирующий Силу погибает», «Атакующее сердце всегда побеждает, атакующий человек неизбежно терпит поражение».
Если есть только хвастовство силой и бравада в каждом движении и позе, если кулачное искусство зависит от задора то это не стоит внимания. Он все еще полагает, тренировка кулака не только хорошо укрепляет тело, имеет пользу в защите, но и имеет цель во взращивании сильной воли и нравственных качеств. Он обучая всегда наставляет Дицзы быть осмотрительными в словах и уважать людей.

Ван Инхай тренируясь более тридцати лет считает что храбрость также усиливается, имея в основе сердце, что чем больше тренируешься тем более интересно. Он говорит, я тренирую Дайши синьицюань несколько десятков лет, и все еще нахожу, что в этом кулаке скрыто очень много, как будто в этом виде кулачного искусства собрано самое лучшее, самая суть воинских искусств. Говорит что в соединении сердца и воли сокрыто соединение головного мозга и сознания, сердцем имеют намерение — волей достигают. Тренируясь всегда представлять противника, а сражаться, как будто его нет. Смотреть на противника как на сорную траву, ударять противника как дорогу переходить, соединять внутреннее и внешнее в одно целое, Дух и Форма взаимно соответствуют. Ощущайте себя словно большое дерево, а вашего противника как траву. Каждая связка кулака как тигр бросающийся на овцу, как проголодавшаяся лошадь мчащаяся к корыту, это есть образ при вашей практике.

(продолжение следует…..)